1961 — 1970 гг.

ЦЕРКОВЬ СОБРАННАЯ И ЦЕРКОВЬ РАССЕЯННАЯ

Преследования усиливаются

В 1960-х органы власти продолжили преследовать верующих с целью покончить с религиозными верованиями в СССР. «Состоявшийся в октябре 1961 года XXII съезд КПСС расширил антирелигиозное наступление, подняв его на новую ступень большей интенсивности и нетерпимости принятием Программы КПСС, провозгласившей построение коммунизма в основном за 20 лет». Первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев заявил, что скоро с религией будет покончено, и по телевидению будет показан «последний советский поп». У общины в Кишиневе был отобран молитвенный дом. Из-за жестких законов, регламентирующих деятельность церквей, было спровоцировано разделение общины в Кишиневе, что нанесло урон Божьему делу. Атеистические стрелы были направлены на детей и молодежь – будущее церкви.

Органы власти отбирают у верующих молитвенный дом на улице Вокзальной

В 1962 году Кишиневские власти отобрали у верующих молитвенный дом по улице Вокзальной. Молитвенный дом пытались отобрать под разными предлогами. Одним из них таких предлогов было строительство детского сада. Еще в 1947 году власти хотели отобрать молитвенный дом у верующих под предлогом строительства дороги. В конце концов, по приказу властей он был разрушен. «На его месте был построен по государственному проекту дом, в котором разместился детский сад».

И.Т.Слободчиков вспоминает: «Мы этот дом своими руками возводили, чтобы затем власти его снесли. Я помню, как сейчас, последнее богослужение, когда камни летели. Молитвенный дом начинали разрушать». 9 февраля 1962 года в молитвенном доме по улице Вокзальной прошло последнее богослужение.

В.Т.Давный так описывает события, связанные с разрушением молитвенного дома: «В сентябре 1962 года старший пресвитер по Молдавии и пресвитер основной церкви Д.И.Пономарчук в воскресенье объявил печальную новость о том, что Кишиневский молитвенный дом данной церкви должен быть снесен. По территории молитвенного дома пройдет главная магистраль из центра города на железнодорожной вокзал. Он также сказал: «Вчера уполномоченный по делам религий вызвал меня к себе, как пресвитера, и заявил, что городскими органами власти было принято решение перенести ваш молитвенный дом в другое место, и просил меня, чтобы мы сами аккуратно разобрали этот дом». Верующим было предложено снять крышу, окна, двери, полы, отключить отопительную систему под предлогом того, что этот материал будет нужен для восстановления другого молитвенного дома, а иначе бульдозерами всё поломают. Так и было сделано. В понедельник рано утром вся община приступила к делу, и по прошествии нескольких часов от молитвенного дома остались одни голые стены». В течение нескольких лет после этого христиане собирались по домам.

Верующие собираются по домам после разрушения дома молитвы

В Кишиневской церкви тогда насчитывалось не более 200 членов. Несмотря на неблагоприятные обстоятельства, некоторые верующие открыли свои дома для проведения богослужений. Собрания проходили, в основном, на квартире Слободчикова И.Т., Ковалева Павла Никифоровича, Гончарука И.А., Вержака В.М., Тонких П.А. Часто собрания устраивались на квартире брата Лаптеакру Ф.П. Иногда там собиралось до 70 человек. Остальные члены Кишиневской церкви шли на собрание к молоканам, или отделившимся. Другие же просто сидели дома.

И.Т.Слободчиков вспоминает: «Власти думали таким образом покончить с нами. Я хорошо понимал, что если мы как христиане не будем собираться вместе, но охладеем и отпадем от веры. В одно воскресенье мы решили провести богослужение на улице: вынесли стол на порог, пел хор, и окружающие нас слушали. Тогда органы государственной безопасности задумались о том, что «раньше баптисты собирались в одном месте, а теперь проповедуют по всему городу». Уполномоченный по делам религий вызвал меня в кабинет и сказал: «Ищите себе здание». Я начал искать. Пошел на улицу Ильинскую и посмотрел на здание бывшей синагоги. Там в то время был устроен склад бумаги. Я пришел к выводу, что это здание нам подойдет. Об этом я и сказал уполномоченному».

Ограничения на деятельность поместных церквей в 1960 году

Следует отметить, что в 1963 году в Москве состоялся 38 съезд Союза ЕХБ в СССР, первый в послевоенное время. Уместно вспомнить и то, что в период с 1960 по 1965 год на поместные евангельские церкви, в том числе и на Кишиневскую общину, и служителей накладывались суровые ограничения, вдохновленные Советом по делам религиозных культов (СДРК) при Совете Министров СССР. Перечислим некоторые из них:

(1) На обязанности старшего пресвитера лежит сдерживание нездоровых миссионерских тенденций.

(2) Старшему пресвитеру необходимо внимательно наблюдать за приемом новых членов и за строгим выполнением установленного Положением ВСЕХБ испытательного срока не менее 2-3 лет. Подход к приему новых членов ЕХБ должен быть более тщательным. С момента подачи заявления и до испытания должно пройти не менее 2-3 лет.

(3) Пресвитеры общин должны стараться свести крещение молодежи в возрасте от 18 до 30 лет к самому минимальному количеству. От лиц учащихся или находящихся на военной службе не должны вообще принимать заявления о вступлении в члены общины до окончания их учебы или военной службы.
(4) В тех случаях, когда крещение совершается не в бассейне при молитвенном доме, а где-нибудь в реке, в море, в ином каком-нибудь водоеме, надо добиться того, чтобы около крещаемых не собиралось много народа.

(5) При приезде в общины, старший пресвитер не должен, без крайней на то необходимости, принимать на себя выполнение духовных треб, а также не увлекаться проповедями. Меньше проповедей и выполнения духовных треб, но больше внимания и наблюдения за деятельностью пресвитеров.

(6) Каждый пресвитер является служителем только своей общины и не должен допускать подобной деятельности со стороны других членов общины. Никто из других членов к проповеди допускаться не должен.

(7) Пресвитер не должен допускать уклонения в богослужениях в сторону призывов к поспешному вовлечению новых членов, а также устройства концертных хоровых выступлений, применения оркестров, декламаций стихов и другие формы служения.

(8) Единственным музыкальным инструментом при богослужении является фисгармония, орган и в исключительных случаях пианино. Никакие другие инструменты не должны употребляться.

(9) Каждый член общины должен знать, что духовные потребности могут быть удовлетворены лишь в помещении зарегистрированной общины, а поэтому он не должен участвовать ни в каких других богослужениях, организуемых помимо общины.

(10) Удовлетворяя свои духовные нужды, члены общины не должны организовывать какие-либо богослужения у себя на квартире.

(11) Дети дошкольного и школьного возраста, как правило, на богослужебные собрания допускаться не должны.

Введя подобные ограничения на деятельность церквей, органы власти в СССР хотели «задушить» дело Божие в стране. Ограничив доступ детей и молодежи, сведя к минимуму количество проповедей и проповедующих, введя запрет на любые виды духовной деятельности за пределами молитвенных домов, атеистические власти задумали увести от истинного пути молодое поколение христиан.

Хоровое, оркестровое и диаконское служение в 1960-х. М.Я. Белоусов и Х.И.Орза

Хоровое служение в Кишиневской церкви вплоть до 1964 года возглавлял М.Я. Белоусов, седовласый брат с белой бородой. «Носил он, как правило, белый костюм. Он был человеком белизны, энергичный и подвижный как юноша».

После него руководить хором стал брат Орза Харлампий Иванович. С 1964 по 1966 гг. Х.И.Орза руководил струнным оркестром. Харлампий Иванович был одаренным солистом, талантливым организатором и прекрасным регентом. Он всегда был готов оказать помощь всем повсюду. Ни одно мало-мальски масштабное мероприятие не обходилось без участия Х.И.Орзы.

С 1966 года руководителем и духовным наставником струнного оркестра стала Мария Лешан. Ее служение благотворно сказалось на детях и молодежи и приносило утешение и радость всем членам церкви.
Диаконами церкви в 1960-х гг. были: брат Гончарук Илья Антонович (он же в течение 18 лет – бессменный помощник пресвитера церкви), Бондарь Парфентий Андреевич и Згеря Стефан Иванович. Проповедниками трудились брат Биневский и Ж.М.Зальцман.

Проповедник Ж.М.Зальцман

Жак Моисеевич Зальцман был одним из любимых проповедников Кишиневской общины. Он родился в 1907 году в губернском городе Кишиневе в еврейской семье. Отца Жака звали Моисей Исаакович Зальцман. Он проживал в Кишиневе с 1880 года. Жена Моисея Исаакович и мать Жака умерла при родах сына, и младенец с детства остался сиротой. Моисей Исаакович был вынужден искать женщину, которая смогла бы своей грудью вскормить малыша. Ему часто приходилось уезжать из дома надолго для того, чтобы на пароходе отправляться в дальнее плавание. Он служил на пароходе парикмахером.

Взять Жака на воспитание согласилась одна цыганка, которой Моисей Исаакович платил определенную сумму ежемесячно. Таким образом, Жак воспитывался у цыганки первые пять лет. Она жила в Бухаресте и ее звали Катинка. У нее также была маленькая девочка, которую она кормила вместе с Жаком. Цыганка полюбила Жака и хотела, чтобы, когда он подрастет, женить его на своей дочери. Маленький Жак называл Катинку «мамой». В семье Катинки было всего восемь детей. Все дети говорили Жаку: «Это не твоя мама! Ты – чужой!» Жаку от этого становилось обидно. Он скорбел и не мог найти утешения.

Моисей Исаакович, отец Жака, со временем женился. В жены он взял учительницу французского языка, также еврейку по национальности. Она попросила Моисея Исааковича устроить ей встречу с Жаком. Тот поехал в Бухарест, взял сына и, одев его прилично, привез его в Кишинев. Жак все плакал и спрашивал отца: «Папа! А где моя мама?» Отец отвечал ему: «Твоя мама в больнице, и мы едем встречать ее!» Встреча произошла на Кишиневском вокзале. Жак бросился на шею к женщине и стал плакать, приговаривая: «Мамочка! Где ты так долго была? Почему ты ко мне не приходила?» Женщина также плакала, будучи не в силах сдержать слезы от встречи с «сыном». Новая мама согласилась воспитывать Жака как сына.

В возрасте 15 лет Жак Зальцман познакомился с мальчиком Давидовым Отто, немцем по национальности. Отец и мать Отто были верующими людьми. Как-то однажды Отто пригласил Жака на новогодний праздник в собрании, где стояла ёлка. Узнав о том, что Жак ходит на собрания верующих, родители не стали возражать. Но время шло. Жак уверовал и принял святое водное крещение. Когда Моисей Исаакович узнал об этом, он страшно разозлился на сына. В его уме не укладывался факт того, что его сын принял христианскую веру. Однажды он даже отхлестал Жака ремнем, приговаривая: «Вот тебе, аминь!»

Вскоре отец Жака взял все его вещи и выбросил их на улицу. Он сказал Жаку: «Уходи! Ты больше не наш сын!» Жаку пришлось уйти из дому. Вначале он жил у семьи Давидовых, а потом уехал в Бухарест. Там он устроился на работу и проживал у цыганки Катинки, которая его вскормила. Узнав об этом, Моисей Исаакович и мачеха Жака, опасаясь, что тот возьмет в жены цыганку, решили забрать его домой. Они написали ему письмо с приглашением вернуться домой. В письме Моисей Исаакович писал: «Мы тебя простили и примем такого, как ты есть, крещенного или некрещеного». Прочитав письмо, Жак поехал в Кишинев.

Родители просили Жака, чтобы он взял себе в жены еврейку, но Бог определил для Жака «нечто лучшее». В возрасте 28 лет (в 1935 году) Жак Моисеевич женился на дочери одного из «пионеров» молдавского братства Т.П. Хижнякова, Надежде. В течение всей своей жизни Жак Моисеевич и Надежда Тихоновна служили Господу и Его церкви. К сожалению, Бог не дал им детей.

Жака Моисеевича помнят как исключительно талантливого проповедника. Его любили все верующие Кишиневской общины. Согласно свидетельству братьев, не было случая, когда Жак Моисеевич не был бы готов к проповеди. Он был готов возвещать слово о Христе в любую минуту. Как и его отец, Жак Моисеевич работал парикмахером. Ж.М.Зальцман отошел вечность 3 февраля 1976 года. Надежда Тихоновна, его супруга, пережила мужа на 30 лет.

Старший пресвитер С.К. Маланчук

7 марта 1965 года на республиканском совещании в Кишиневе (считается 15-м съездом молдавского братства) при участии представителя ВСЕХБ А.И.Мицкевича старшим пресвитером по Молдавии был избран С.К.Маланчук (1900-1981), многолетний труженик братства и пресвитер церкви в Бельцах. Служение С.К.Маланчука было ознаменовано переездом Кишиневской церкви в молитвенный дом по улице Ильинской, 41. Брат совершал служение старшего пресвитера вплоть до 1973 года.

Кишиневская община переезжает на улицу Ильинскую, 41

В 1965 году Кишиневской церкви было выделено здание заброшенной и полуразрушенной еврейской синагоги по улице Ильинской, 41. В это время в общине насчитывалось около 160 человек. От городских властей было получено разрешение на произведение капитального ремонта. Своими силами братья и сестры из Кишиневской общины восстановили здание, соорудили балкон и вывезли всю хранившуюся там бумагу. 27 февраля 1966 года было совершено первое богослужение по улице Ильинской, 41.

К великому удивлению народа Божия и окружающих людей, в молитвенном доме на улице Ильинской стали происходить частые покаяния грешников. Церковь стала расти количественно. Ее рост происходил еще и за счет переселения в столицу христианской молодежи из сел и деревень республики, которая приезжала сюда на учебу и работу. Также церковь увеличивалась численно в результате бракосочетаний. В 1965-69 в Кишиневской общине в завет с Господом через святое водное крещение вступили 185 человек. Крещения совершал, в основном, пресвитер И.Т.Слободчиков.

Освящение нового молитвенного дома состоялось 18 сентября 1966 года. С этого времени до 1984 года здание по улице Ильинской служило молитвенным домом для растущей Кишиневской общины